ИСТОРИЯ ЯКУТИИ - том первый

Взаимодействие этноса и природно-географической среды, где «кормящий» ландшафт определяет возможности этнического коллектива (по Л.Н. Гумилеву) предполагает современный анализ коэволюционных процессов в Северной Азии: как человеческие сообщества взаимодействовали с природой на разных этапах своего исторического существования? Природная организованность и обширный ареал географического пространства, (крупные реки, протекающие меридиально и соединяющие степной и горно-таежный природный пояс с тундрой побережья Ледовитого океана) сыграли важную роль в истории освоения человеком Северо-Востока Азии, включив часть северного континента в ареал расселения палеолитического человека.
Последовательность культурных традиций данной зоны, выявленная в археологических культурах голоценового каменного века (сумнагинская, сыалахская, белькачинская, ымыяхтахская), представляет собой, несомненно, один из крупнейших и интереснейших феноменов мировой истории. Открытие новых стратифицированных стоянок этого времени в последние десятилетия позволяет пролить свет на историю ранних этапов освоения человеком этих территорий, начиная с нижнего палеолита до эпохи ранних металлов и средневековья.
Магистральные водные артерии определяли направление освоения природных пространств, миграционных перемещений и культурных связей, обеспечивавших активное взаимодействие и взаимное обогащение этнических сообществ путем обмена цивилизационными ценностями. Сохранение культурной непрерывности и развитие новых традиций на протяжении длительного исторического времени создавали условия для формирования оригинальных этнолокальных природных ландшафтов. Исторически накопленный экологический опыт адаптации имел устойчивую локальную конфигурацию и был аккумулирован в этнических культурных традициях. Хозяйственные системы, принимавшие форму определенного хозяйственно-культурного типа, определяли и ментальную карту древнего населения Северной Азии. Освоение северных земель человеком привело к созданию ярких и самобытных культур охотников, рыболовов и скотоводов-кочевников, сложению и развитию этнических общностей в сопряженности с формами различных локальных цивилизаций, отмеченных влиянием культурных импульсов, исходивших на протяжении тысячелетий как в восточном, так и западном направлениях.
Реконструкция древнейших этапов этнической истории Якутии на цивилизационном фоне рассматривается авторами тома как многолинейный, многовариантный процесс хозяйственной, культурной и социальной адаптации.
Изучение истории Якутии с позиций цивилизационного подхода позволяет более полно определить ее место в общероссийском историческом контексте, выявить особенности развития региона, сравнить его с историей других локальных цивилизаций. Такой подход существенно позволяет расширить понимание механизмов и закономерностей исторического развития изучаемого региона, способствует выявлению глубинных взаимосвязей, существовавших в разные эпохи и на разных этапах развития между процессами, происходившими в общем культурном генофонде народов Севера, в том числе и северных тюрков – саха.
Этнообразующий котел из разных этнических объединений представлял собой активный организм, бурлящий разного рода всплесками этнических волн, приводя, таким образом, в оживленное движение культурные потоки от периферии к центру и обратно.
Значительный корпус накопленных археологических источников, открытие новых стоянок древнего человека позволяют по-новому взглянуть на проблемы этно- и культурогенеза народов Северо-Востока Азии на фоне активных связей культур данного региона с сопредельными территориями. Такая модель исследования, как правило, более чувствительна к принципам синхронных и диахронных описаний культуры. Появившиеся в последние десятилетия результаты новейших исследований в области изучения археологических культур на Северо-Востоке Азии обозначили необходимость переосмысления и интерпретации древнейших памятников на территории Якутии в контексте широких междисциплинарных характеристик. Современные достижения якутской археологии позволяют углубить хронологический срез в освещении ранней этнической истории до XIII—XIV вв. и даже более ранних этапов. Новые материалы и новые методологические подходы позволяют проследить непрерывный процесс становления культурно-хозяйственных основ якутской модели цивилизации, ее дальнейшее развитие вплоть до XVII века, когда предположительно складывается якутский этнос. Такой подход призван органически соединить древнейшую историю Якутии с более поздним этапом, связанным с началом нового периода в истории края.
Основная идея тома – воссоздать историю Якутии на фоне этногенетических и этнических процессов, протекавших с древнейших времен до позднего средневековья на Северо-Востоке Азии, с учетом современных антропологических, генетических, археологических, этнографических и лингвистических исследований. Применение новейших методов естественных наук позволяет по-новому взглянуть на устоявшиеся представления о хронологии и периодизации древней истории, о миграционных процессах и культурных связях, о влиянии природной среды на культурное развитие и др.
Основной метод исследования – анализ всех памятников древних культур на территории Якутии в широком сравнительно-историческом аспекте с привлечением синхронных материалов Восточной, Южной и Юго-Восточной Сибири и Центральной Азии. Источниковой базой для написания древнейшей истории Якутии станут археологические материалы, полученные как на территории самого региона, так и в сопредельных районах, что позволит рассматривать полученные результаты в контексте сибирской археологии. В этой связи необходимо осуществить дополнительные экспедиционные исследования, камеральные работы, систематизацию и анализ новых данных. Для определения возраста археологических культур необходимо провести радиоуглеродные, дендрохронологические и другие виды необходимых анализов.
Методологической основой исторических и духовных реконструкций ранних этнических комплексов станет реализация в работе теории культурной памяти. При изучении древних текстов культуры плодотворным является концептуальное положение о бикультуральности или о двух стратегиях памяти: «культуры повседневности» и «культуры памяти» как сущностной характеристики культуры. Реконструкция архаичной картины мира по «следам» повседневной жизни и культурным «посланиям» (памятникам) станет одной из важных тем настоящего исследования.
Анализ ранних этнических комплексов и интерпретация знаковых систем древности предполагает метод устной истории (нарративные источники), метод ретроспекции, кросс-культурный и герменевтический анализы. В качестве основных источников будут привлечены архивные материалы и музейные предметы из этнографических собраний российских и зарубежных научных центров.
Значительный корпус накопленных археологических источников, открытие новых стоянок позволяют по-новому взглянуть на проблемы этно и культурогенеза народов Северо-Востока Азии на фоне активных связей культур данного региона с сопредельными территориями. Такая модель исследования, как правило, более чувствительна к принципам синхронных и диахронных описаний культуры.
В настоящее время назрела необходимость обобщения материалов археологических исследований Якутии второй половины XX – начала XXI вв. С момента выхода в 1955 г. первого тома «Истории Якутии с древнейших времен и до присоединения к Русскому государству» были существенно расширены географические масштабы археологических исследований, вышел целый ряд фундаментальных трудов, посвященных различным эпохам древней истории региона, отдельным памятникам и целым культурам, а также некоторым аспектам деятельности древних людей, была предложена в основных чертах периодизация археологических культур Якутии, охватывающая все основные этапы каменного века, палеометалла и средневековья. Применение междисциплинарного интеграционного подхода к изучению древней истории Якутии показало значительный информационный потенциал материалов археологических памятников.
Первый том «Истории Якутии»» будет открываться характеристикой климата, ландшафта и природных ресурсов Восточной Сибири, коэволюции природы и человека. Несомненно, что природно-климатические и ландшафтные особенности в значительной мере влияли на облик археологических культур, основанных на присваивающем хозяйстве, создавая их своеобразный колорит. Адаптация человека к различным природно-ландшафтным зонам (лесостепь, тайга, лесотундра, тундра, приморская зона) северных широт обуславливала появление различных культурно-хозяйственных типов, основанных на промысле жизненно-важных животных и растений. Темпы культурного развития и демография также были напрямую связаны с этими особенностями. В томе на основе совокупности всех современных научных представлений о начальных этапах антропогенеза будет сформулирована история заселения человеком Северной Азии, показаны возможные пути миграции человеческих коллективов на её территорию, в том числе на территорию современной Якутии. В предстоящем издании будет объективно проанализирован вклад тех или иных исследователей в развитие археологической науки Якутии, показаны основные этапы ее развития, с выделением наиболее значимых открытий.
В подразделе о палеолите Якутии будут рассмотрены ранние археологические комплексы, в т.ч. стоянки нижнего палеолита Диринг-Юрях. В издании будут проанализированы вопросы, связанные с дюктайской культурой верхнего палеолита и проблемами заселения Америки, приведены обобщенные данные по опорным верхнепалеолитическим памятникам Якутии, показан ареал дюктайской культуры и ее материальный комплекс. Особое внимание будет уделено освоению человеком Арктики и адаптации к экстремальным условиям Севера.
В подразделе о мезолите Якутии необходимо остановиться на вопросах палеоэкологии раннего голоцена, вызванной глобальным потеплением климата и связанные с ним изменений в материальной культуре людей и их социальной организации. Будет проведен анализ инвентаря опорных памятников сумнагинской культуры с привлечением материалов по сопредельным регионам, что позволит решить вопросы технических особенностей сумнагинского орудийного комплекса и расцвета микропластинчатых индустрий, в том числе вопрос о появлении лука и стрел, а также о роли рыболовства в мезолите Якутии.
Современный уровень развития археологической науки и новые археологические материалы позволяют уточнить периодизацию и хронологию неолита Якутии. На основе данных радиоуглеродного датирования предполагается обосновать тезис о сосуществовании археологических культур и проследить механизм трансформаций элементов археологических культур. Особое внимание будет уделено техническим новациям неолита, расцвету камнеобработки, появлению первого искусственного материала – керамики. Для этого необходимо рассмотреть и проанализировать каменный и костяной инвентарь сыалахской культуры раннего неолита, белькачинской культуры развитого неолита и ымыяхтахской культуры позднего неолита, ареал их распространения, керамику, присущую этим культурам, а также вопросы технологии её изготовления. При этом будут привлечены новейшие данные по погребальным комплексам неолита, суммированы данные по антропологии носителей культур неолита. Необходимо на имеющихся материалах сделать попытку реконструкции численного и половозрастного состава коллективов, их хозяйственной деятельности и социальной системы. Отдельно будет рассмотрен вопрос об искусстве малых форм и петроглифах конца каменного века, формировании художественно-образного мышления древнего человека, становлении картины мира, зарождении религии, мифологии и искусства. В русле цивилизационного подхода и для показа истории как непрерывного многомерного процесса необходимо провести сравнительный анализ археологических культур Якутии с синхронными культурами Евразии. В конце главы об эпохе камня будут рассмотрены проблемы появления первых бронзовых изделий и вопрос перехода от позднего неолита к бронзовому веку, оценена роль древнейших культур Якутии в историческом поле Северной Евразии. Отдельно внимание будет уделено миграционным процессам в древности.
Вторая глава будет посвящена эпохе палеометалла и ранним этапам этнической истории Якутии. В преамбуле будет показано значение металлов в общемировом развитии человечества, а начало металлообработки – как первой технической революции в истории Евразии. В разделе о бронзовом веке будет дана общая характеристика эпохи бронзы в пространстве Евразии, а также обозначена специфика бронзового века северо-востока азиатской части России и проанализирован вопрос о технологии обработки металла. Новизной этого раздела станет показ многолинейности развития культур бронзового века Якутии. Будет обосновано существование, как минимум, трех культур бронзового века: усть-мильской, улахан-сегеленняхской и сугуннахской. Для объективной оценки этих культурных образований нужно провести анализ миграций, ареалов, хронологии, а также составляющих материального комплекса – керамики, каменного, костяного и бронзового инвентаря, для чего будут привлечены данные опорных памятников этих культур. Должна быть показана проблема хронологии северных ымыяхтахских комплексов и обозначена проблема пережиточно-ымыяхтахских памятников заполярного северо-востока Азии. Необходимо провести характеристику хозяйства, реконструировать изменения в социальной организации и мировоззренческой системе людей эпохи бронзы. Особое внимание здесь должно быть уделено петроглифам, святилищам и погребениям. Для выяснения истоков культур бронзового века нужно провести тщательный сравнительный анализ инвентаря, максимально привлечь данные по сопредельным с Якутией регионам.
Ранний железный век. Освоение способа получения железа явилось новым прорывом в истории цивилизации, вызвавшим бурный рост производительных сил. Становление металлургии железа шло эволюционным путем, и было подготовлено тысячелетним опытом работы человека с медью и бронзой. Начало изготовления орудий труда из железа привело к настоящей технической революции в материальном производстве и принципиально расширило производительные возможности людей. Для этой эпохи в целом характерны разнообразие и неравномерность в процессах исторического развития. Окончательное оформление получили два основных типа цивилизации: оседлый земледельческо-скотоводческий и степной, скотоводческий. Взаимоотношения между этими двумя типами цивилизации приобрели разнообразный и исторически устойчивый характер. Сложился такой трансконтинентальный феномен, как Великий шелковый путь. Значительную роль в ходе исторического развития сыграло Великое переселение народов, которое в дальнейшем привело к взрыву этнических процессов на территории Евразии.
По археологическим материалам на значительной части Евразии выделяются два крупных хронологических периода: скифская эпоха (VII - II вв. до н. э.) и гунно-сарматская эпоха (II в. до н. э. - IV в. н. э.), в рамках которых создавалась этнообразующая основа культур современных тюркоязычных народов Сибири, в том числе и якутов. Особое внимание в томе будет уделено исторической роли скифо-сибирского мира – как особого типа цивилизации, в недрах которого постепенно происходило сложение прототюркского субстрата. Всему этому способствовало сложение культур степной бронзы как предтечи собственно номадов и появление кочевого и полукочевого социокультурного комплекса, так называемой «эпохи ранних кочевников». Этот дотюркский субстрат в культуре народов Саяно-Алтая и якутов проявляется в их хозяйстве и предметах материальной культуры, в декоративно-прикладном искусстве, сохранившем влияние «звериного стиля», орнаментальных мотивах, а также в духовной культуре – эпосе олонхо, мифологии и культе айыы. Эти материалы согласуются с данными этногеномики.
На рубеже III–II вв. до н.э. завершается период существования скифо-сибирского единства как исторической системы. На смену ей приходит гунно-сарматская эпоха. Возвысившись из среды кочевых центральноазиатских племен, хунны в III в. до н.э. создали раннегосударственное формирование, центром которого стала современная территория Монголии. Этот этап фактически во многом продолжил скифское время, но уже на новой ступени – хуннской. У якутов хуннские традиции прослеживаются в религиозно-мифологических представлениях, связанных с кумысным праздником ысыах, с отголосками культа неба – тангара, в орнаментике, элементах погребальных конструкций, а также в антропологии.
Развитие производящих форм хозяйства на севере в раннем железном веке привело к хозяйственному освоению практически всех пригодных для этих целей территорий. На Крайнем (приарктическом) Севере в Восточной Европе, в Северной и Северо-Восточной Азии сложилась устойчивая зона присваивающего хозяйства. Создалась так называемая циркумполярная устойчивая зона традиционного хозяйства и культуры.
История изучения ранних этапов железного века Якутии позволяет проследить развитие гипотез об истоках культур раннего железного века в Якутии. К настоящему времени на территории Якутии выявлены разные типы памятников раннего железного века: поселения, погребения, петроглифы. Изучение памятников с четкой стратиграфией позволяет с достаточной долей уверенности выделить наиболее характерный для эпохи железа инвентарь (керамика, металлические изделия, каменные орудия и костяные изделия). Опыт плавки и обработки железа приобретался на месте и базировался на столь же автохтонной по характеру металлургии бронзы. Поэтому в носителях культуры раннего железа в основе можно видеть потомков усть-мильцев, хотя проникновения населения из сопредельных территорий конечно были.
Ранний железный век Якутии характеризуется как время формирования и развития культуры подвижных охотников и рыболовов первобытнообщинного строя, которые в середине I тыс. до н.э. перешли к обработке железа. Применение железа сказалось на эффективности даже примитивного присваивающего хозяйства. Так, благодаря возросшей убойной силе железных наконечников стрел охотничий промысел стал продуктивнее. Цельные железные рыболовные крючки были, несомненно, более эффективными и долговечными, чем составные костяные. Железные ножи, превосходящие по техническим характеристикам каменные режущие орудия, становятся универсальными инструментами, незаменимыми на промысле и в быту. В целом распространение более производительных железных орудий сказалось на общем прогрессе хозяйства. Население Якутии в эпоху раннего железа было лучше приспособлено к суровой окружающей среде, чем племена каменного и бронзового веков.
В раннем железном веке на территории Якутии обитали племена, в элементах материальной культуры которых прослеживаются традиции предшествующих культур позднего неолита и эпохи бронзы. Особенно четко это отражено в керамике. Сохранение традиций в ее орнаментации на протяжении позднего неолита, бронзового века и эпохи железа свидетельствует о непрерывности существования на территории Якутии общего в основе для всех эпох этнического компонента. Вероятно, это были юкагиры и другие автохтонные этносы, этнонимы которых сейчас сложно установить. Таким образом, собранные к настоящему времени материалы не подтверждают ранее сделанный специалистами вывод о ведущей роли пришлого населения в складывании и функционировании культуры железа в Якутии.
Главу, посвященную эпохе средневековья и этногенезу народов Якутии, предполагается начать с общей характеристики этапов средневековья в истории Южной Сибири и Центральной Азии: VI–ХIII вв. - период Тюркских и Уйгурских каганатов, Киданьской и Монгольской империи; XIV–ХVII вв. – период раздробленности Монгольского государств и начала освоения русскими Сибири и Дальнего Востока. Эта эпоха представляет собой хронологический период, характеризуемый изменениями в развитии традиционной культуры раннего железного века в силу возрастающего инокультурного экономического и этнического влияния, повлекшего, в конечном итоге, к изменению и трансформации материального, духовного и, соответственно, этнического облика местной традиционной культуры.
Одна из основных проблем в изучении этого периода сегодня заключается в том, что комплексы этого времени часто находятся в смешанном с предшествующими эпохами состоянии. В настоящее время появились свидетельства, позволяющие более обоснованно подойти к проблеме выделения эпохи раннего средневековья из периода, прежде целиком относимого к раннему железному веку Якутии. Будут привлечены новые археологические материалы, свидетельствующие о существовании достаточно раннего (VI–VIII вв.) тюркского влияния на территории Якутии, в том числе наскальные рисунки и рунические письмена, появившиеся на средней Лене не позднее IX–X вв. н.э. В этой связи достаточное внимание будет уделено выявлению этнических процессов в Якутии на основе исторических событий в Южной, Юго-Восточной Сибири и Центральной Азии (с середины I тыс. до н.э. до начала XVII в.). Будет проведен сравнительный анализ всех элементов культуры народов этого региона с культурой народов Якутии, включая язык, искусство, мифологию и устное народное творчество.
В рассматриваемую эпоху VI–X вв. к югу от Якутии располагались племена монголоязычных и тунгусоязычных шивей бурхотуйской культуры, тюркской дарасунской культуры Забайкалья и мохэской культуры Верхнего и Среднего Амура. Кроме того, в последние годы поднимается проблема тунгусоязычных племен, пути миграции и территория расселения которых в VI–VII вв. предположительно связываются с бассейном Олёкмы. С проникновением групп «пеших» тунгусов на территорию Якутии, заселенную автохтонными племенами, начались сложные этнические процессы. Эвенки и эвены, вероятно, большей частью осваивали территорию проживания праюкагирских племен, а тюрки вступили в контакты с иными палеоазиатскими племенами, которые в средневековье оказались полностью тюркизированы.
Особый интерес в первом томе вызывает этногенез и формирование культуры якутов. Археологические памятники кулун-атахской культуры XIV–XVI вв., открытой А.И. Гоголевым, отражают материальный комплекс скотоводов. Анализ нарративных источников о переселении предков якутов в бассейн средней Лены обнаруживает, что выявление наиболее архаичных сюжетов якутской мифологии сопряжено с фольклорно-мифологическими традициями кочевников Сибири и Центральной Азии. Это касается формирования религиозных верований, орнаментального искусства, художественного металла. В данной главе будут рассмотрены разные гипотезы и теории этногенеза якутов (Г.В. Ксенофонтов, С.А. Токарев, А.П. Окладников, И.В. Константинов, А.И. Гоголев, А.Н. Алексеев). Дискуссионным остается этническая идентификация автохтонных культур, участвовавших в сложении якутской культуры. Будет показана роль адаптивной стратегии жизнедеятельности якутов-скотоводов в культурном достоянии народов Северной Азии.
Таким образом, первый том «Истории Якутии» охватывает огромный временной промежуток от нижнего палеолита до начала XVII века. Это вполне закономерно, так как большую половину человеческой истории занимает эпоха первобытного общества, связанная с такими глобальными процессами, как возникновение человека, человеческого общества и с тремя этапами первобытной истории. Во всем этом Северная Азия не отставала по темпам развития от других регионов мира. Ее население было предельно четко адаптировано с природной средой обитания в зоне вечной мерзлоты. И в последующее время, в эпоху палеометаллов, развитие региона не отставало от южных центров бронзы и раннего железного века Сибири и Центральной Азии. В соответствии со специфическими особенностями культурного наследия, географической средой, системой ведения хозяйства, переход к рседневековью начинается со времени распространения в бассейне Средней Лены скотоводства и формирования постплеменной народности с патронально-иерархической социальной структурой, содержащей элементы феодальных отношений. Южные предки якутов продвинули границу распространения производящего хозяйства далеко в глубь Сибири, в зону вечной мерзлоты, образовав основу традиционной формы сельского хозяйства Якутии. И данный переход завершился ко времени включения Якутии в состав Русского феодального государства. Якутский край постепенно втягивается в орбиту Восточноевропейской христианской средневековой цивилизации, становясь ее административной единицей.