ИСТОРИЯ ЯКУТИИ - том второй

Очевидно, что при написании истории названного периода нужен тот подход, который бы максимально устранил недостатки предыдущего издания середины XX в.. Между тем, говоря о региональной истории, каковой является история Якутии, важно сохранять баланс между взглядом на закономерности ее развития как части истории России, начиная с XVII в. и, одновременно, как части истории Северо-Восточной Азии. Распространяя на интерпретацию исторических событий и явлений Якутии методики и практики, применяемые для рассмотрения истории России XVII-XIX вв., важно показать особенности проявления общих тенденций развития политики, социальных отношений, экономики, культуры в местных условиях. В любом случае, любые веяния общероссийского масштаба: реформы государственного управления, зарождение и эволюция рыночных отношений, экономические преобразования находили свое специфическое продолжение и видоизменение в условиях Якутии – хотя и отдаленной окраины, но чутко реагировавшей на них. При этом важно рассматривать историческое прошлое края в сравнении с историей других регионов страны.
Методологической основой данной работы является показ развития общества как естественно-исторического процесса с определением места и роли народов Якутии не только в масштабе российского, но и мирового исторического процесса. Из всех предлагаемых трактовок модернизации, т.е. многообразия вариативности перехода от традиционного к современному обществу, по нашему мнению, следует делать акцент на эволюционный, прогрессивный характер модернизации, что создает предпосылки для сравнения различных вариантов перехода от традиционности к современности, выявления общего и особенного по пути стадиального движения общества от примитивности к более сложным, совершенным формам социального бытия.
Преодолевая пагубный взгляд на историю прошлого как эволюцию от примитивных форм к высшим, важно охарактеризовать существенные, системообразующие параметры общества и потестарных институтов народов, проживавших в Якутии к приходу русских. Не менее важно, проследить, как происходила их интеграция в российское общество и систему управления. Если вопросы, связанные со взаимодействием культур получили заметно лучшее освещение, но с идеологическим грузом деления культуры по классовому признаку, то процесс «встраивания» и поглощения социальных и политических структур местных сообществ в государственную и законодательную систему Русского государства не был объективно рассмотрен в полной мере. Современный этап развития историографии характеризуется появлением целого научного направления – империологии. Зарубежный опыт исследований стал применяться и в отечественной историографии путем совместных издательских проектов. Напомним, что имперский контекст если и присутствовал в советской историографии, то в иной интерпретации. Понятие «империя» рассматривалось больше в негативном оценочном плане. Благодаря названным исследованиям в отечественную историографию вернулся данный контекст, рассматривающий империю в разнообразии исследовательских подходов как надгосударственную систему управления или как «мир–систему». В последние годы в изучении истории имперского управления окраинами появился ряд крупных исследований сибирских исследователей, реализующих названные подходы на местном материале.
Представляется важным отойти от узкого толкования термина регион, только как административно-территориального субъекта империи. Как подчеркивал А.В. Ремнев, регион есть историко-географическое пространство, естественное образование, в рамках которого осуществляется хозяйственная и социокультурная деятельность территориально идентифицируемого населения. В этом виде региональная идентификация выступает как сверхэтническая и даже внегосударственная, обладающая своей локальной социальностью и тенденцией к территориальной солидарности. Применительно к каждому региону набор характеристик имеет свою специфику, разную их иерархию со своей регионообразующей доминантой. Безусловно, столь обширный и имеющий внутреннюю связь регион как Якутия представляет большой практический и методологический исследовательский интерес.
Господствовавший классовый подход затушевывал особенности региональной политики правительства, искавшего оптимальные пути решения самых разных проблем правового, управленческого, хозяйственного, социокультурного характера. Вместе с тем, регион следует рассматривать как целостную социокультурную, экономическую и политико-административную систему.
Также очень важно преодолеть образ отсталой и забитой окраины, находившейся на задворках цивилизации. Подобный имидж создавал и создает трудности для адекватного восприятия истории региона и его места в российском и мировом историческом процессе. В.Н.Иванов кроме упомянутой выше проблемы управления регионом (региональной политики) выделил еще три историографические проблемы истории Якутии XVII–XIX вв., на его взгляд, являющиеся актуальными и требующими пристального внимания и специального изучения: 1) экономический регионализм; 2) взаимодействие культур как фактор интеграционных процессов; 3) конфессиональная ситуация в крае: синтез традиционных верований и православия.
Действительно, советская историография была лишена возможности даже ставить такие проблемы по идеологическим соображениям. Все эти проблемы должны быть так или иначе отражены в академической «Истории Якутии».
В прежней «Истории Якутии» слабо видна роль городов в истории края, хотя их и было мало на таком большом пространстве. Между тем, города играли значительную роль в региональных процессах. Город выступал в качестве регионообразующего фактора, стягивая регион не только административно (как это было преимущественно в ранние периоды), но и экономически.
Упомянутый выше концептуальный аспект истории повседневности, при котором раскрываются особенности жизни и быта различных социальных групп и сословий, несомненно, должен присутствовать и при написании истории Якутии. Это заметно обогащает умозрительное и эмоциональное восприятие истории. Тем более, что для успешного исполнения предложенного аспекта имеются как источники, так и наработки прежней историографии.
Хронологический принцип изложения исторического материала наиболее приемлем в современной ситуации. Он принят и при написании истории России в целом, и истории других регионов и краев страны. Внутри по вековой периодизации допустимо выделить периоды, оставившие яркий след и оказавшие заметное воздействие на последующее историческое развитие. XVII в. – переломный для исторических судеб народов Якутии век. Пространственное расширение Российского государства на северо-восток привело к присоединению огромного массива территории, заселенной разными народами, находящихся на разных ступенях социально-экономического развития. Известно, что открытие новых земель и морей на северо-востоке была прочно связано с социально-экономической историей российского общества, обусловлено ею, сопровождалось многообразными вариативными закономерностями и имело непреходящее в географическом отношении мировое значение. Очевидна роль эпохи Петра I, положившая начало научному освоению края и определившая губернскую систему административного управления на долгие годы. Отчетливо видна и выделяется эпоха, связанная с сибирской реформой М.М.Сперанского.
В преддверии написания «Истории Якутии» очень важно условиться о категориальных дефинициях разного уровня. Например, в какой мере можно применять такие социальные конструкции как «класс» или «сословие» к характеристике общественных отношений у якутов или юкагиров? Вопрос о том, что уже в самый ранний период среди как якутов, так и малочисленных народов Севера имело место имущественная дифференциация, были распространены различные форм эксплуатации, была собственность отдельных семей на скот и на некоторые сельскохозяйственные угодья, выделилась малая семья и т.д. давно не вызывает споров. Но как характеризовать такое общество – это другой вопрос. Представляется, что на данном этапе нет смысла делать акцент на конкретных оценках и формулировать какие-либо определения. Важно представить существенные характеристики названных сообществ в терминах и дефинициях, наиболее адекватно отражающих конкретные связи и явления.
Следует особо подойти к такому важному методологическому посылу как роль географического и природно-климатического факторов. Несомненно, что в таких экстремальных условиях, какие всегда были в Якутии, происходила корректировка в особенностях существования тех или иных социальных и правовых институтов, способов и форм хозяйства, бытовых элементов и т.д. В социальном кризисе якутского общества в первой половине XIX в. немаловажную роль сыграл природно-климатический фактор, а именно, затяжной период неурожайных засушливых годов на рубеже XVIII-XIX вв. Так, в Сибири он пришелся на период с 1782 по 1804 г. и был одним из самых затяжных. Напомним, что в конце 1780-х гг. был отмечен массовый падеж скота на Вилюе по причине засухи и нехватки кормов. Имеются косвенные свидетельства о бедствиях в этот период северных народов – юкагиров и тунгусов. По причине голода они были вынуждены прикочевать поближе к якутским и русским селениям.
Особо следует сказать об исторической демографии Якутии. Многие вопросы истории становятся ясными при обращении к народонаселению. Работа над соответствующими разделами тома облегчается, так как в свое время вышли фундаментальные работы В.М. Кабузана, В.В. Воробьева. Те стороны исторического процесса, которые отличали Якутию, такие как история ссылки и научного изучения требуют в нынешних условиях нового осмысления в плане раскрытия ранее не освещавшихся аспектов. В частности, в прежней редакции «Истории Якутии» выпячивалась роль политической ссылки в ущерб другим видам ссылки – религиозной и уголовной. По-видимому, настало время также представить историю научного изучения региона как историю его научного освоения и как культурный феномен, сыгравший свою миссию в общественном и культурном развитии края.
Таким образом, подытоживая вышеизложенное, следует отметить, что работа над данным томом «Истории Якутии» должна строиться на новых методологических основаниях, таких как преодоление узости прежних подходов: классовости, линейного восприятия исторического процесса, центризма и т.д. Важно использовать достижения зарубежной и отечественной историографии последних лет в изучении социальной истории, имперского контекста, который охватывает почти двухвековой отрезок исторического времени, исторической регионалистики. Перед авторским коллективом стоит задача преодолеть стереотип об отсталой и отдаленной национальной окраине. Также важным представляется показать место Якутии в системе имперского управления, геополитического расклада соответственных эпох, сущностные черты данного региона в составе России.